Про больную попу

Так вот. Попа у меня болела с того дня, как я лихо навернулась, катаясь на сноуборде. Вообще-то я катаюсь уже три года, но все равно, как последний лох, падаю через каждые не то, чтобы пять, но двадцать пять метров - точно. То ли врожденное неумениекататьсянасноуборде, то ли просто трушу. С другой стороны, можно и зайца научить на барабане играть, было бы желание, но в моем случае желания не было. В данном случае это не важно, важно то, что мы с М удирали от джипа по наклонной дороге, и я, неудачно вырулив на камни, полетела через голову на эти камни прямо копчиком. Обычно травмы, полученные на горнолыжке, самоликвидируются через неделю-вторую, приходится потерпеть. В прошлом году, например, у меня шесть месяцев болела ушибленная коленка. Не ходить же, на самом деле, всей горнолыжной братией в больницу из-за каждого синяка. Не буду описывать все затмевающую боль два последующих дня, но она, вопреки ожиданиям, не проходила, только стала слабее.

И вот я через полтора месяца после красивого полета принесла свое тело в поликлинику. Два нудных дня в очередях - и пожалуйста, диагноз: перелом копчика со смещением. Со смещением копчика.

Поломка Вот рентгеновский снимок. Вот эта косточка, которая торчит отдельно. Она не должна так торчать.

Еще страшнее, что если этот злосчастный кусок не прирастет обратно, его будут удалять хирургическим путем. Так и вижу извергов в белых халатах, кромсающих любимую часть моего тела. И как, позвольте спросить, я буду обходиться без конца (страшно подумать!) позвоночника? Обидно и себя жалко.

Самое обидное, что со второго класса школы я предпочитаю всем видам спорта плавание. Тут тебе не ни синяков (если не занимаешься профессионально), ни ссадин и переломов. Висишь себе, как лягушка, на поверхности, а килограммы сами собой утекают. А если что - тихо и красиво тонешь, без шума и крови. Словом, люблю воду. Это все я наговорила потому, что врач сегодня, заканчивая писать список лекарств и отдавая его мне, грозно пошевелил бровями и молвил: "Катаетесь, бьетесь без конца. Плаванием заниматься надо!". И вы знаете, как в этот момент я была с ним согласна! Сама при каждом подъеме обещала себе, что завтра же запишусь в бассейн и не буду больше рисковать головушкой.

Так что сегодня пережила первое потрясение из серии "Как лечить перелом" - укол. Еще маячат УЗ прогревания, мази.

Ну хватит нудить про болячки. Познакомилась в очередях с двумя десятками бабушек. Такие же калеки, как я - кто-то встать, сесть не может, кто-то - ходить. Вчера сидели с ними половину дня под дверью рентген-кабинета, сегодня пошли получать снимки. Там нам говорят: "Идите в другое здание, в кабинет 20". Я рванула первая. За мной потянулась вереница стариков и старух с гипсом на руках, ногах и корсетами на шеях. В том кабинете говорят, что снимки уже понесли обратно. Я мчусь обратно, за мной опять караван болезных, полусогнутых и кряхтящих бабушек и дедушек. Со стороны, наверное, было забавно.

А если отбросить юмор - страшно смотреть на согнутых старостью людей, одиноких настолько, что некому отвести их в больницу и помочь одеться. Вчера я надевала верхнюю одежду на бабулю, которую скрутило от боли, когда ей делали снимок переломанной руки. Я даже запомнила, как она вышла из кабинета, попыталась надеть кофту, и не смогла. Когда я стала ей помогать, она, гладя мне прямо в глаза и жалобно морщась от боли, сказала: "Великую муку я испытала, боль большая". Именно так и сказала.

Ну что ж, будем лечиться! И всё-таки моя попа прелесть даже на рентгеновском снимке...

Моя попа. Анфас.