Дурдом

Все нижеописанное никак иначе назвать нельзя, ибо в подобной тупой и ниочемной разборке я никогда не участвовала, и даже не подозревала, что такое бывает в природе. Оказалось, однако, что передача "Час суда" не только не преувеличивает, но и является точно картиной мелочных дрязг, возникающих между гражданами РФ.

Итак, главные действующие лица: собственно Я, Миша, хозяйка снимаемой нами за 12 штук рублей квартиры, Таисия Илларионовна, ее Муж, имени которого никто не знает. Это главные действующие лица, по ходу истории будут прибывать люди, также сыгравшие немалую роль. Все началось собственно с того, что мы сняли квартиру. Миша хотел найти жилье поближе к работе и двухкомнатное, в котором не дуло бы изо всех щелей и не было соседей-алкашей этажом выше, как на нашей предыдущей квартире.

В итоге недолгих поисков мы нашли трехкомнатную квартиру на Ломоносовской, одна комната в которой постоянно закрыта на ключ и является таким образом неприкасаемой. Агентом хозяйки была обещана сама хозяйка, "золотая и все для вас сделает, когда попросите". Ее слова были поняты нами как "хозяйка будет свято чтить договор", в котором пункты "все сделает" в принципе описаны. Еще обещались пластиковые окна в ближайшую неделю и мягкий уголок "вот буквально этого года". После съема оказалось, что о пластиковых окнах речи быть не может, а у привезенного мягкого уголка шатаются подлокотники и он весь в шерсти кошки-блондинки.

Еще стоит сказать, что квартиру мы получили в страшно грязном состоянии, особенно кухня: липкие разводы на мебели и прилипшая к ним пыль. Ну ладно, подумали мы, все равно мыть пришлось бы, черт с ним. Хозяйка с первого взгляда показалась нам женщиной странноватой, неразговорчивой и замкнутой, но мы посчитали это хорошим знаком, хозяин предыдущей квартиры был примерно таким же типом, и наше общение с ним сводилось к двум минутам в месяц: он приходил, не разуваясь, получал деньги в прихожей, расписывался в получении, забирал квитанции и уходил. В комнату и на кухню он ни разу не заглядывал, только когда пару раз по причине прогнивших труб мы топили соседей снизу. Квартиру мы сдали ему в отличном состоянии, они с женой радостно носились по ней и говорили, что жалко, что мы съезжаем, и что от новых жильцов неизвестно чего можно будет ожидать. От этой хозяйки, мы, естественно, ожидали точно того же самого.

Итак, через агентство, в которое пришли по рекомендации, мы сняли квартиру, заключили договор и все дела. Агентствам, надо сказать, тоже перепало неплохо, оба получили (агенты с нашей и хозяйской стороны) по шесть тысяч.

Так вот. В первый раз, когда мы должны были отдавать деньги за второй месяц (оплата, ессно, вперед), созваниваемся, назначаем время, Таисия Илларионовна говорит, что "они с мужем приедут где-то до обеда и, если мы не дождемся их, оставить деньги на столе". От последнего заявления мы слегка припухли. Хозяин квартиры, по договору, не имеет права находиться в квартире в отсутствие нанимателя, только в его присутствии и по предварительной договоренности. Ну я сижу дома, жду "где-то до обеда", в три часа заявляется парочка. Тогда они еще в дверь позвонили. Я им дверь открываю. Они говорят, что заехали по дороге в ИКЕЮ и задержались там. Потом начинает происходить непонятная фигня. Они идут по очереди в туалет и ванную, а после идут на кухню, достают свои припасы и садятся ПИТЬ ЧАЙ. Я с отвисшим подбородком хожу вокруг них и жду, когда же они все-таки уберутся. В итоге не дожидаюсь и ухожу по своим срочным делам, когда они ушли, не знаю. Ничего им тогда не сказала, подумала, что если в следующий раз такое повторится, то позвоню своему агенту.

Недели через две после того Мише звонит агент со стороны хозяйки и говорит, что хозяйке не понравилось, что у нас на кухне стояли грязные кастрюли. Миша ответил крайне вежливо, что это не их дело, и свои кастрюли мы моем, когда захотим, та ответила, чтобы мы постарались и к следующему разу кастрюли были почище. Миша об этом мне ничего не сказал.

Во второй раз мы не могли дождаться, когда же хозяйка приедет за деньгами, и я позвонила шестого числа и спросила. Таисия отвечает, что они приедут завтра, "скорее всего, до обеда", но точно она не знает, и когда вечером приедет муж, она перезвонит. Вечером, однако, она не перезвонила и мы забыли об этом. Не хочешь - не надо, а деньги можно и позже отдать.

На следующий день я сижу дома, работаю. В половину третьего слышу писк домофона: кто-то снизу открыл дверь нашей таблеткой. Я ударяюсь в панику и начинаю быстро одеваться - есть привычка ходить по дому голой. Потом слышу скрип дверей и скрежет ключей. Являются Таисия Илларионовна и Муж. Таисия со мной не здоровается, Муж говорит "здрасьте". Начинается старая история: товарищи пошли в туалет и ванную, потом я слышу, как на кухне ХЛОПАЕТ ДВЕРЦА ХОЛОДИЛЬНИКА. Через минуту оба решительным маршем направляются в туалет, что-то там смотрят, после чего Муж уходит, Таисия некоторое время шарится по кухне и в своей комнате, потом заходит в зал и начинается скандал, буквально с этих слов:

- Тааак, чтобы сегодня же телефон вернули обратно на кухню, вы вообще ничего в этой квартире без моего разрешения трогать права не имеете.

Я пытаюсь сказать, что протянуть провод обратно на кухню - не такая уже большая проблема, и что мы, вообще-то, имеем право трогать тут все, что нам вздумается, но успеваю вякнуть только первые несколько слов. Бабулю (лет 60) совсем понесло. Стала она орать, что у нас "неудовлетворительное санитарное состояние". Я так понимаю, что это единственное, что она уяснила из заключенного договора. И кастрюли-то она вспомнила, и посуду грязную у нас в раковине она увидела, и плита у нас немытая. А эта плита, когда мы снимали квартиру, была такая грязнющая, я еще помню, как смотрела на нее во время первого смотра квартиры и думала, как же ее можно будет отмыть. Знаете, такая грязь, какая бывает на кухне, когда не убираешься в ней как минимум полгода. На жир на плите налипла домашняя пыль, и она была такая пушистая-пушистая. И Таисия заявляет вдруг, что мы закакали всю квартиру, и чтобы через две недели нас тут не было. Потом начинает орать, чтобы я ей отдала квитанции. (а квитанции все это время лежали передо мной на столе, как и деньги за квартиру) Я протягиваю ей несколько квитанций, она хватает первую, а там абонентская плата за телефон, и начинает орать, где счет за переговоры (который обычно приходит где-то через неделю), я говорю, что он еще не пришел, она продолжает орать, где же счет и почему он не оплачен. Короче, не буду пересказывать подробности этой безобразной кричалки. В итоге я сказала Таисии: "Забирайте квитанции и выметайтесь отсюда". Правда, красиво? И даже не матерно.

Она немного успокоилась и засела в своей комнате. Тогда же у меня затрепыхалось сердце и стало нечем дышать, я позвонила Мише и сказала, чтобы тот срочно приезжал. Тот приехал через пятнадцать минут и стал суетиться вокруг меня с валерьянкой и успокоительными. Еще минут через десять хозяйка убралась, деньги за текущий месяц не взяла.

У нас паника, мы звоним нашему агенту и просим разобраться. У агента (молодая девушка Лена) паника, говорит, что подобных случаев у нее не было. Мы звоним человеку, ее рекомендовавшему, у того начинается паника, он звонит кому-то еще, этот кто-то грузит агента, чтобы она разобралась, но потом забивает и звонит хозяйке сам. Трубу берет Муж, его чем-то грузят (как показали последующие за этим события, грузят, не слишком щадя уши и психику). Муж же оказался то ли полковником, то ли подполковником чего-то там. Мужик же, грузивший его, был, прямо скажем, большой шишкой питерской мафии. Никто не знает и, думаю, никогда уже не узнает, что он сказал Мужу, но тот испугался, и в тот же день на стол старшего оперуполномоченного криминальной милиции некой Марии Андреевны Щ. легла заява, что Овчинникова Евгения Сергеевна (я) угрожала Малышевой Таисии Илларионовне и выгоняла ее из собственной квартиры, при этом жутко ругалась, толкалась и обзывалась, а потом угрожала по телефону (мужским-то голосом!). Но узнали мы об этом только на следующий день.

В первый день через несколько часов после разборки Мише позвонила агент со стороны хозяйки и довольно жоско сказала: ровно через три дня мы должны подобру-поздорову убраться из квартиры, а в двенадцать того дня в квартиру придет хозяйка с ней, агентом Еленой Анатольевной и нарядом милиции и все они дружно будут менять замки. Миша на это спокойно ответил, что никуда мы не уйдем, а за самоуправство подадим на всю дружную компанию в суд. Елена Анатольевна ответила, что подавайте.

На этом события текущего дня закончились. Все расползлись по углам зализывать раны. Со следующего утра началась суета. Мой непосредственный начальник и работодатель Сергей, тот самый, что рекомендовал агента Лену, чувствуя себя виноватым за все с нами происшедшее после того, как разговор мафиози с Мужем не дал видимого результата, решает позвонить Мужу сам. Ну хотел человек просто поговорить по душам и решить все мирно. Муж же заявил, что ни о каком перемирии не может быть и речи, что мы сломали унитаз, попортили обои, когда прибивали к стене интернетный кабель, и вообще провели Интернет и, таким образом, произвели переоборудование помещения, развели тараканов (додумался же!, у нас от голода даже мухи дохнут). Посему этому мы должны будем сделать ремонт в квартире, и они еще вычтут из залога такую-то сумму за моральный ущерб. Сергей о такой наглости офигел, позвонил мне и сказал, что с такими типами нужно разбираться не иначе как с привлечением темных сил, то бишь бандитов.

На несколько часов после этого наступило затишье, потом Мише позвонила старший оперуполномоченный Мария Андреевна Щ., спросила Евгению Сергеевну Овчинникову, сказала, что на нее заявили в ОБЭП (чо курили?) по поводу угроз по телефону и труля-ля. Спросила адрес, на который можно будет выслать Евгении повестку. Миша от такого поворота событий не просто возмутился, а озверел. Узнав о безобразии, уже Мишин непосредственный начальник и работодатель дал ему адрес и телефон адвоката Павла Юрьевича и отправил нас к нему. Фирма "Логос", Лиговский 25. - Это реклама.

Павел Юрьевич прочитал договор, посмеялся и сказал, что он недействителен, так как Таисия Илларионовна не является собственницей квартиры, у нее только ордер на прописку. С этим договором, соответственно, мы никому ничего не докажем. Поэтому он посоветовал нам оставить все, как есть, дожить до конца месяца деньги, отданные в залог, и уехать. По этому же липовому договору при таких финтах хозяев они должны выплатить нам две месячные стоимости жилья и залог, но их, сказал он, мы никогда не получим, только если сдадим хозяйку в налоговую за неуплату налогов.

Мы рассказали Павлу о том, что через три дня хозяева с нарядом милиции придут менять замки, тот позвонил Елене Анатольевне. Елена Анатольевна свято верила Таисии о грязноте в квартире, хотя сама ничего не видела, и стала грузить Павла, какие мы негодяи и подонки, и что кастрюли у нас грязные. Павел выслушал вопли и стал грузить агентшу, что врезывание других замков - самоуправство и что ее клиенты пойдут "у нас " за это по статье, а если не успокоятся, еще и в налоговую сдадим. Елена Анатольевна успокоилась, и сказала, что непременно передаст все хозяйке. Павел свел дело к тому, чтобы Елена уговорила хозяйку позволить нам дожить этот месяц и спокойно уехать. Нас такое не устраивало. Мы хотели денег. Я понимаю, что 99% молодежи, оказавшихся в нашем положении, просто съехали бы с квартиры и забыли обо всем. Мы не могли позволить себе просто сбежать, потому что:

1. Мы много кричим о защите прав человека, но ничего не делаем в их защиту, а так поступать не хотелось.

2. Мы заплатили беззубым агентствам за недействительный договор 12 тысяч.

3. Мы влезли в долги из-за этой квартиры до сих пор с ними не расплатились

4. Нам придется снова искать квартиру, собирать и перевозить вещи, скоблить от чужой грязи комнаты, платить агентствам, искать провайдера, заводить счет в другом банке, в конце концов, привыкать к новому месту.

5. Какого х&я мы должны уезжать из квартиры только из-за того, что каким-то у&ебкам попало шило под хвост, что они подписали, не читая, договор, несколько раз нарушали его, трепали мне нервы, еще и заяву накатали? Заучили две фразы: "приоритет хозяйки" и "ненадлежащее санитарное состояние", и хоть убей их.

На следующий день мы пошли к другому рекомендованному нам адвокату, Станиславу. Стасик почитал договор, посмеялся, и сказал, что все заявы - не более чем пугалки (что мы сами уже поняли), сведений для заведения дела нет, и прокуратура разберется с должностным лицом Марией Андреевной Щ. за три максимум часа, и что если товарищи на самом деле явятся врезать замки, нужно просто вызвать милицию. Дальше я буду рассказывать коротко. Запуганные до предела адвокатами, мафией и нашими друзьями, хозяева отключили телефон и стали просто прятаться, и мы не могли узнать, придут ли они врезать замки и ваще когда можно будет съезжать. Елена Анатольевна позвонила и сказала, что встреча будет в положенное время. В положенное время они, однако, не явились. Через час позвонили и сказали, что опоздают на три часа. Вот лохи, даже на стрелку вовремя приехать не могут - это мое мнение.

На встрече Таисия и Муж опять начали говорить о сломанном унитазе, попорченных обоях, тараканах, грязных кастрюлях, что было по меньшей мере странно, так как теперь оба агента видели, что все это фихня. Сначала Елена Анатольевна говорила о том, что мы не правы, но потом наш адвокат по телефону ее переубедил. Потом разговор пошел о том, что если мы уедем на днях, то они заберут заявление из РУБОПа. Блин, я, если честно, так и не поняла, куда на самом деле писалось заявление, но с подачи Таисии я стала организованной преступницей. Ужас как приятно. Короче, мы с Мишей честно сказали, что все против них, и потребовали отдать залог, в этом случае пообещали съехать. Под конец разборки мы так запугали несчастных старичков, что они сели в своей комнате и боялись с нами говорить, а агенты парламентерами ходили от нас к ним.

Итог: через неделю мы должны съехать с квартиры (хоть полмесяца бесплатно пожили), залог нам вернут, приставать об обоях и тараканах, я надеюсь, уже побоятся. Теперь у нас есть: комната в двух минутах ходьбы от Нарвской, сосед-хозяин, не помешанный, слава Богу, на чистой посуде, и жирная кошка в нагрузку. Все, больше дорогие квартиры снимать не будем. Хватит.