Как книга пишется

Книга, собственно, написалась уже два месяца назад, но только вчера выдержала окончательную правку моей рукой. Правка была, наверное, тысячной по счету.

Рассылка по издательствам пока ничего не дала. Они то теряют рукопись, то не получают ее. Придется бумажные варианты всем раскидывать, но издательства в основном московские, так что скоро, очевидно, придется ехать в столицу, чего делать не очень хочется. Но придется.

Попутно книга тихо переводится на английский, есть вариант работы с зарубежными издательствами. Может, они просто внимательнее отнесутся к книге о России из России, чем наши.

В переводом книги - это просто анекдот. Так как у меня нет времени переводить писанину самой, пришлось обратиться в агентства переводов и фрилансерам. Всем в качестве пробного перевода был выдан абзац из книги, и что только они с ним не вытворяли. Абзац:

"Тетя Вера, женщина сухого вида, непрерывно курит и ворчит на мужа, по любому поводу, даже когда тот просто попадается ей на глаза. Однажды такое обращение возмутило дядю Толю настолько, что он принес домой ту самую собаку непонятной породы. До того дня тетя Вера пресекала даже разговоры о домашнем животном, когда муж заикался о помощнике на охоте. Естественно, как бывает во всех таких случаях без исключения, собака, которую нарекли Диной, тут же стала всеобщей любимицей. Она была куплена как русский спаниель, но через полгода из щенка якобы русского спаниеля выросло нечто, из всех собачьих пород более всего смахивающее на болонку на длинных лапах. Кажется, ее все же научили искать дичь, но интеллект у суетливой придурковатой особы от этого не вырос."

Что только не писалось с тех пор о тете Вере, дяде Толе и Дине! Тетя Вера становилась "Aunt Belief", "Aunt Faith", дядя Толя - "Uncle Tolite", "Uncle Tolia", Дина - "Dyna", "Diana". Невероятно просто. А народ со множеством дипломов и степеней до сих пор переводит с электронным переводчиком в обнимку.

Можно скачать книгу в разделе "Книги", и там же - прочитать.

По второй начатой книге работа, конечно, стоит. Волчеги замерли, едва о них написали пять листов. Печально.