Еду в Хабаровск (день № пять). Дом, милый дом.

...Это был ночной кошмар. Купе в наших поездах, как я понял, от обычного плацкарта отличаются только завышенной ценой, дверью и грязным ковриком на полу. В номере всю ночь стояла духота, поэтому ехали с открытой дверью.

Мне досталось место на втором этаже, где я и пытался заснуть. Сначала вагон начал скрипеть. Скрипело всё – и полки, и двери, и крыша и даже наружные стены. Кошмарно. Вскоре вроде привык.

Потом в вагоне завёлся какой-то агрегат, загудевший на весь вагон. Зачем он нужен и кто его включил – я не знаю. Но гудел он долго и громко.

Вскоре в соседнем купе раздалось истеричное ржание двух каких-то дибильных девок. С ними был один пьяный военный, «красивый и здоровенный», который всему вагону напоминал, что сегодня (вчера вечером) день рождения Ленина. Гордость российской армии была настолько пьяная и красная, когда заползала в вагон на ст. Хабаровс с бутылкой водки в одной руке и сигретой в другой, что о тихой ночи мечтать не имело смысла.

Минут сорок они ржали. Причем, я вот скажу – есть просто громкий смех на весь вагон, а сесть тупо истеричный смех. Так вот это был истеричный, когда его из себя просто выдавливают. Мерзкий.

Разбуженные и взбешенные пассажиры чуть не поубивали их всех. Повезло, про прибежала проводница, разоралась на них: «Щас принесу ведро с тряпкой, будете всё здесь мыть!!!». Вызвала милицию. Когда они поразбирались и ушли, принесла тряпку с ведром и оставила их в том купе. Минут через пять раздалось плескание воды – судя по всему хранители правопорядка благотворно повлияли на истеричек.

Всё вроде успокоилось, снова заскрипел поезд, снова завёлся какой-то агрегат, через полчаса опять заржали истерички и, кажется, кто-то из них всё-таки словил он взбешенного пассажира, но было уже почти утро.

В Спасск-Дальний приехали в девять утра и я, схватив свои и Васькины сумки, полетел на автобус, занимать места. Когда я разместился, подошёл младший. Бедолага был синего цвета – у них в общем вагоне вместо духоты был холод. А представьте себе ехать 12 часов в общем вагоне.

Хотя в холодном автобусе я также благополучно замерз и мы были с ним в одинаковых условиях.

Когда автобус отъехал от Спасска километров на 20, у него отвалились колеса. Т.е. Не то чтобы отвалились, но водила почему-то начал менять переднее колесо с задним. Менял он его на протяжении часа. И весь этот час одна психованная тётка бубнила: «Вот, колеса меняет... Вот полдня менять их будет... Да он еще и второе откручивает... Да сколько можно-то их уже крутить...». И так весь час.

Пит-стоп, смена резины Улица Центральная дом 45. С другой стороны улицы дремучий лес Другая сторона улицы Центральная

Наконец-то он это сделал! И жертва отечественного автопрома (а это был полусгнивший ЛАЗ), тряся сиденьями и пропуская облака пыли внутрь салона через многочисленные прогнившие дыры, пополз в Арсеньев.

Жертва отечественного автопрома Суперсалон

Дома были в полпервого дня. Так закончилось мое пятидневное путешествие в Хабаровск. Собственно, это был первый опыт путешествия с ноутбуком, фотоаппаратом и сотовым телефоном. Еще потренируемся и будем писать еще круче.

До встречи на этом сайте.