День 15. На Байкал!

Утро в дацане началось с того, что взошло солнце. Проснулись мы часов в десять. Пока туда-сюда, собрались, поехали в Улан-Удэ. Там немного погуляли, поели огромных улан-удэнских блинов, фаршированных всякими разностями (мед с орехом, масло с ветчиной, картошка с тушенкой и прочие). И поехали на трассу голосить.

Тормознулись два джипа-перегонщика. Диалог:

- Здрасти, мы на Байкал. Подбросите по трассе?

- А чё по бабкам?

- А нету бабок. Мы автостопом.

- Ну мы, ваще-то до КП едем.

- Подбросите хоть чуть-чуть?

- Надо с товарищем посоветоваться.

- Ладно, езжай.

Через полчаса остановились "Жигули" с двумя бурятами, слегка приблатненными, но в меру. Забросили нас за город, где машины стопроцентно едут далеко. Там стояли еще минут десять. На той стороне дороги стоял жигуленок и мужик что-то нам прокричал. J пошла уточнить. Вернулась. Их диалог:

- А вы куда едете?

- Куда угодно. Бабки платишь - едем.

Короче, остановился нам на крутой наворочанной, видимо, служебной, "Волге", крутой солидный дяденька. Представитель какой-то всероссийской организации. Рассказал про реку Селенга, вдоль которой мы ехали. Кстати, ударение они ставят на последний слог, т.е. говорят "селенгА", "иволгА".

Дяденька этот ехал на дачу. Там у него гости приехали. Высадил нас возле придорожной "Позной", сказал, что здесь лучше машины тормозить. Сам поехал до следующего поворота.

Мимо нас проехала мелкая тачка с транзитными номерами с девушкой на пассажирском сиденье и мутным молодым человеком, сосредоточенным на дороге так, что даже голову боялся повернуть. Видимо, первый раз за рулем. Скорость его была около сорока километров в час.

Решив, что экономить глупо, запитались позами и пошли на трассу голосовать. Пока голосовали, приехал солидный дяденька за позами для гостей с большой кастрюлей. Поулыбался нам. Мы ему тоже поулыбались и остановили большой цементовоз. Мдя, Камаз, это еще та машины. Мне было жалко свой ноутбук, прыгавший у меня на коленях, как резиновый мяч.

Водителем оказался русский мужик с грузинским акцентом, проживающий на территории Бурятии. Постоянно говорил "Ёптыть". Он рассказал, что у нас по пути находится мужской монастырь, как раз на берегу Байкала, так что в той Слюдянке делать нечего. В общем уговорил.

Обогнали того мутного перегонщика, ехавшего со стабильной скоростью 40.

Довез нас русско-грузинский бурят до заправки с намерением посадить нас на следующий цементовоз. Мы сказали, что не надо нас ждать и он уехал.

Минут двадцать тормозили тачки. Мимо проехал Мутный Перегонщик. J с нацепленными на голову заячьими ушами отчаянно пыталась обратить на себя внимание прыганьем и дерганьем. Мутный Перегонщик даже голову побоялся повернуть. Только глазами скосил в нашу сторону и выкосил обратно.

Деревенские смотрели на нас, смотрели. Из них выделился один, видимо крутой. Не спеша перешел дорогу, подошел к нам по-настоящему растопырив пальцы на руках и ногах. Такой набыченный. Подходит и говорит:

- Здарова братка.

- Здарова.

- Меня Саха зовут.

- Миха.

- Слушай, дай сигарету.

- Не курю.

- А. - молчит. Думает о чем-то. - А курить есть?

- Не курю я.

- А. А дай мелочь. Рублей десять.

- Не, десять не дам. - достал рубля четыре, отдал ему.

- Ага. Ну ладно. Я пошел. - и ушел, опять растопырив все пальцы.

Остановился микрогрузовичок с транзитами. Там парень за рулем. Посадил нас к себе, повез. Сказал, что к подруге едет. Сказал, что времени у него много, поэтому довезет нас до монастыря. Сказал, что он не перегонщик. Просто с транзитами когда катаешься, штрафы намного меньше получаются. Выгодней.

Вот сидим мы на берегу Байкала, пьем пиво "TIPO PILSENER", жуем рыбу типа омуль (типа копченой селедки, только воняет меньше, но все же сильно) и воняем.

Напросились ночевать в монастырь. Нас поселили в монастырскую гостиницу. Пошли на берег Байкала смотреть на турслет общества православных трезвенников. Их там человек триста набралось. Вместе с детьми. Все что-то делают, кто песни поет, кто есть, кто в футбол играет.

Детишки играют в котел волейбольным мячом. Кругом коровьи лепешки. Мяч попадает в одну их них и становится вонюче-зеленым. Мальчик берет этот мяч двумя пальцами и несет в Байкал мыть. Проходит мимо нас и J произносит:

- Вот тебе и корова. Вот тебе и священное животное.

Я чуть не умер.

А круто мы. Еще неделю назад были в Арсеньеве, а теперь на Байкале едим их байкальскую рыбу прямо с рыбозавода купленную.

Купили киселя в квадратных упаковках (еще которые раньше делали). Думали что плохой, как весь кисель сейчас, поэтому растворили каждую не в полутора литрах воды, как написано, а в литре. К вечеру кисель застыл и превратился в холодец.

Спим на полу на постеленных матрасах в священной прачечной. Здесь висит и сохнет одежда священнослужителей.

В магазине понравилось: стоит прилавок с посудой (рюмки, стаканчики, тарелочки) и бумажка:

 
 
 
Error